Баллада подруге

Ballade à s'amie

Авторы переводов:
Текст оригинала

Fausse beauté qui tant me coûte cher,
Rude en effet, hypocrite douleur,
Amour dure plus que fer à mâcher,
Nommer que puis, de ma défaçon seur,
Cherme félon, la mort d'un pauvre coeur,
Orgueil mussé qui gens met au mourir,
Yeux sans pitié, ne veut Droit de Rigueur,
Sans empirer, un pauvre secourir?

Mieux m'eût valu avoir été sercher
Ailleurs secours, c'eût été mon honneur;
Rien ne m'eût su hors de ce fait hâcher:
Trotter m'en faut en fuite et déshonneur.
Haro, haro, le grand et le mineur!
Et qu'est-ce ci ? Mourrai sans coup férir?
Ou Pitié veut, selon cette teneur,
Sans empirer, un pauvre secourir?

Un temps viendra qui fera dessécher,
Jaunir, flétrir votre épanie fleur;
Je m'en risse, se tant pusse mâcher,
Las ! mais nenni, ce seroit donc foleur:
Vieil je serai, vous laide, sans couleur;
Or buvez fort, tant que ru peut courir;
Ne donnez pas à tous cette douleur,
Sans empirer, un pauvre secourir.

Prince (amoureux), des amants le graigneur,
Votre mal gré ne voudroie encourir,
Mais tout franc coeur doit, par Notre Seigneur,
Sans empirer, un pauvre secourir.

Примечание: Судя по акростиху, подругу Франсуа Вийона звали Марта – едва ли о ней возможно узнать еще что-то достоверное.

Переводы

Наталья Шаховская

Баллада возлюбленной Вийона

Фальшивость дорого мне ставших чар,
Разящий взгляд, лукавый разговор;
Алмаз, чью твердость весь любовный жар
Не размягчит, для сердца лютый мор:
Смертельный свой я знаю приговор,
Убийца мой, жестокий мой кумир;
А ведь закон известен с давних пор:
Не мучить, но жалеть того, кто сир.

Мне эта страсть – погибель, а не дар;
А как спастись? Беги во весь опор –
Равно неотвратим ее удар:
Так что ж бежать себе же на позор?
Ах, караул! Спасите! Где дозор?
Иль без борьбы покину этот мир?
Заставь, о Жалость, внемля мой укор,
Не мучить, но жалеть того, кто сир!

Всему свой срок, и всякий станет стар:
Извянет, сникнет вешний ваш убор,
И тут-то я, отвергнутый школяр,
Отмщенный, посмеюсь… Но это вздор:
Не только ваш – и мой угаснет взор.
Так празднуйте, пока не кончен пир,
Спешите, злой судьбе наперекор,
Не мучить, но жалеть того, кто сир.

Влюбленный принц, всех любящих сеньор,
Будь не во гнев Вам сказано, мессир,
Господь велит, а с Ним немыслим спор,
Не мучить, но жалеть того, кто сир.



Юрий Корнеев

Баллада подружке Вийона

Фальшь мне чужда, и я скажу про вас:
Румян и нежен лик, но нрав жесток,
А сердце много тверже, чем алмаз.
На пытку злой Амур, слепой божок,
Случайно нас сведя, меня обрек.
Уж он давно мне гибелью грозит,
А все ж я вам не повторить не мог:
Господь помочь несчастному велит.

Мне б лучше скрыться прочь еще в тот раз,
А я промедлил слишком долгий срок,
Рыдал, молил, но все ж себя не спас,
Так и оставшись здесь у ваших ног.
Ах, как я от позора изнемог!
Пусть мне на помощь стар и млад спешит.
Затем что всем и каждому вдомек:
Господь помочь несчастному велит.

Но жизнь состарит вмиг обоих нас,
И я клянусь, не столь уж день далек,
Когда померкнет пламя ваших глаз
И ваша плоть увянет, как цветок.
Поэтому, пока я в гроб не лег,
Пора и вам усвоить, что гласит
Нам небом заповеданный урок:
Господь помочь несчастному велит.

Не ставить мне мои слова в упрек
Прошу вас, принц влюбленных друг и щит,
Хотя, признаюсь, в них и скрыт намек:
Господь помочь несчастному велит.



Юрий Кожевников

Баллада подруге

Фальшивую красу, что для меня разор,
Радушье ложное: на вид она добра,
А трогать и не смей – всегда стальной отпор,
Назвать я вам решусь у смертного одра.
Сердечность у нее – пустая мишура,
Угрюмо-гордый взгляд как смертный приговор.
А вдруг не для нее Законы Топора,
Зане меня спасет, не ставя то в укор?

Мне б помощи искать, не с ней вступая в спор,
А у других людей – и мне б нашлась нора!
Разумней от нее бежать во весь опор,
Так нет же, мне мила любовная игра!
Ай! Караул!– кричу, а вовсе не «ура».
Ужели мне грозит как грешнику костер!
Где сердоболье, что дороже серебра,
Чтоб бедного спасти, не ставя то в укор?

Все сушит время, все! Красы исчезнет флёр,
И станешь ты сама как темная кора.
Любое тщание вернуть былое – вздор,
Лишь выжив из ума, в грядущем ждут добра.
Остыну я, старик. Ты сморщишься, стара.
Не медли, пей, пока ручей и чист и скор,
И помни, что пройдет счастливая пора, –
Несчастного спаси, не ставя то в укор.

Любвеобильный принц любимого двора,
Хочу чтоб милость ты и на меня простер,
Ведь добрым душам бог внушал, и не вчера:
Несчастного спаси, не ставя то в укор.

Примечания:

Любвеобильный принц - скорее всего, герцог (и поэт!) Карл Орлеанский, отец бесчисленных детей. Кстати, именно он проводил поэтические состязания в Блуа.



Илья Эренбург

Вийон своей подруге

О нежность, полная жестоких мук,
Вся красота, обманная и злая!
Притворный взгляд, и ласка, и испуг.
Тяжка любовь, и каждый день, пытая,
Меняется и гнет, и нет ей края.
Гордыня! И глазам меня не жаль,
Они смеются, жалости не зная.
Не отягчай, но утоли печаль!

Нет, лучше бы уйти от этих рук.
Не здесь искать мне отдыха и рая.
Неисцелимый взял меня недуг
И сушит, и томит, не упуская.
Большой и малый видят нас: вздыхая,
Я умираю, раненый. Не сталь
Меня сразила, но любовь слепая.
Не отягчай, но утоли печаль!

Придет пора, и ты, мой нежный друг,
Себя увидишь – желтая, сухая.
Прекрасный цвет ланит – завял он вдруг,
И волосы белеют, выпадая.
Скорее пей же эти воды мая!
И приходящего тоской не жаль!
Пока ты свежая и молодая,
Не отягчай, но утоли печаль!

П о с л а н и е

О принц, любовным жалобам внимая,
Ты ясно зришь любови высь и даль,
Тебя прошу – все муки отпуская,
Не отягчай, но утоли печаль!

Примечания:

Акростих не сохранен



Феликс Мендельсон

Баллада подружке Вийона

Фальшивая душа – гнилой товар,
Румяна лгут, обманывая взор,
Амур нанес мне гибельный удар,
Неугасим страдания костер.
Сомнения язвят острее шпор!
Ужель в тоске покину этот мир?
Алмазный взгляд смягчит ли мой укор?
Не погуби, спаси того, кто сир!

Мне б сразу погасить в душе пожар,
А я страдал напрасно до сих пор,
Рыдал, любви вымаливая дар…
Теперь же что? Изгнания позор?
Ад ревности? Все, кто на ноги скор,
Сюда смотри: безжалостный кумир
Мне произносит смертный приговор!
Не погуби, спаси того, кто сир!

Весна пройдет, угаснет сердца жар,
Иссохнет плоть, и потускнеет взор.
Любимая, я буду тоже стар,
Любовь и тлен – какой жестокий вздор!
Обоих нас ограбит время-вор,
На кой нам черт тогда бренчанье лир?
Ведь лишь весна струит потоки с гор.
Не погуби, спаси того, кто сир!

О принц влюбленных, добрый мой сеньор,
Пока не кончен жизни краткий пир,
Будь милосерд и рассуди наш спор!
Не погуби, спаси того, кто сир!



Геннадий Зельдович

Баллада Вийона его подружке

Фальшивый блеск, измаявший меня,
Разранившие душу мимоглядки,
Амброзия, что жжет сильней огня,
Невинный облик, зверские ухватки;
Смертельный яд в рождественской облатке;
Улыбка, затмевающая свет;
А очи сладки — даже слишком сладки,
Чтоб не добить, а выручить из бед.

Я оплошал. Я должен был, храня,
Моей разбитой гордости остатки,
Не медлить, не промешкивать ни дня,
А наутек бежать во все лопатки.
Вы, кто в нужде, кто в холе и достатке,
Скажите все: ужель отмщенья нет?
Иль не на то старинные порядки,
Чтоб не добить, а выручить из бед?

Настанет старость, солнце притемня,
И ты засохнешь, как цветок на грядке;
Мне будет смех, тебе же — западня;
В никчемности, в разоре и в упадке
И ты, и я — мы оба станем гадки.
Так радуйся, покуда твой расцвет;
И не давай отчаянью повадки —
Чтоб не добить, а выручить из бед.

О принц влюбленный! Да не будут кратки
Подруги вашей ласка и привет;
Но дай нам Бог и сердца, и угадки,
Чтоб не добить, а выручить из бед.