Баллада завистникам

Ballade (En riagal, en arsenic rocher...)

Авторы переводов:
Текст оригинала

En riagal, en arsenic rocher,
En orpiment, en salpêtre et chaux vive,
En plomb bouillant pour mieux les émorcher,
En suif et poix détrempée de lessive
Faite d'étrons et de pissat de juive,
En lavailles de jambes à meseaux,
En raclure de pieds et vieux houseaux,
En sang d'aspic et drogues venimeuses,
En fiel de loups, de renards et blaireaux,
Soient frites ces langues ennuyeuses!

En cervelle de chat qui hait pêcher,
Noir et si vieil qu'il n'ait dent en gencive,
D'un vieil mâtin qui vaut bien aussi cher,
Tout enragé, en sa bave et salive,
En l'écume d'une mule poussive
Détranchée menue à bons ciseaux,
En eau où rats plongent groins et museaux,
Raines, crapauds et bêtes dangereuses,
Serpents, lézards et tels nobles oiseaux,
Soient frites ces langues ennuyeuses!

En sublimé dangereux à toucher,
Et ou nombril d'une couleuvre vive,
En sang qu'on voit ès palettes sécher
Sur les barbiers quand pleine lune arrive,
Dont l'un est noir, l'autre plus vert que cive,
En chancre et fic, et en ces claires eaues
Où nourrices essangent leurs drapeaux,
En petits bains de filles amoureuses
(Qui ne m'entend n'a suivi les bordeaux)
Soient frites ces langues ennuyeuses!

Prince, passez tous ces friands morceaux,
S'étamine, sac n'avez ou bluteaux,
Parmi le fond d'unes braies breneuses;
Mais, par avant, en étrons de pourceaux
Soient frites ces langues ennuyeuses!

Примечание: Вийон написал парафразу на Эсташа Дешана (среди тысячи с лишним баллад которого есть и «Баллада против злоязычных»)

Переводы

Юрий Корнеев

Баллада о завистливых языках

В смертельной смеси ртути с мышьяком,
В селитре, в кислоте неразведенной,
В свинце, кипящем в чугуне большом,
В дурманящем настое белладонны,
В кровях жидовки, к блудодейству склонной,
В отжимках из застиранных штанов,
В соскребках с грязных ног и башмаков,
В поганой слизи ядовитых тварей,
В моче лисиц, волков и барсуков
Пусть языки завистливые сварят.

В мозгах кота, что ест – и то с трудом,
По старости давно зубов лишенный,
В слюне, что бешеным излита псом,
Иль в пене с морды клячи запаленной,
Иль в жиже из болотины зловонной,
Где не сочтешь пиявок, комаров,
Лягушек, жаб и водяных клопов,
Где крысы пьют, где бедный скот мытарят
Пронзительные жала оводов,
Пусть языки завистливые сварят.

В гнилой крови, цирюльничьим ножом
В прилив при полнолунье отворенной,
Что высыхает в миске под окном
И кажется то черной, то зеленой,
В ошметках плоти, катом изъязвленной,
В вонючих выделеньях гнойников,
В остатках содержимого тазов,
Где площиц, подмываясь, девки шпарят,
Как знает завсегдатай бардаков,
Пусть языки завистливые сварят.

Принц, для столь важной цели из портков
Пяток-другой пахучих катышков
Добыть не поскупится даже скаред,
Но прежде в кале хрюшек и хряков
Пусть языки завистливые сварят.

Примечания:

В гнилой крови... - согласно поверьям, полнолуние - лучшее время для кровопускания.



Юрий Кожевников

Баллада завистникам

Смолу, селитру, арсеник сернистый
С расплавленным, клокочущим свинцом,
Что даже камень делает мучнистым,
Перемешать и сдобрить все притом
И щелоком, и желтым мышьяком,
Залить водой, в которой зад вонючий
Мыл прокаженный, заживо гниючий,
Добавить кровь дракона, пот сквалыг
И желчи волчьей, лисьей и барсучьей, –
Так жарится завистников язык.

В густой слюне, исторгнутой нечистым,
Беззубым, черным, пакостным котом,
Забывшим, что когда-то был пушистым,
Или больным водобоязнью псом,
Иль загнанным до смерти лошаком.
А можно в жиже, смрадной и тягучей,
Где долго возлежал кабан шатучий,
Вспухающий, как мерзостный гнойник,
От нечисти ползучей и летучей, –
Так жарится завистников язык.

В растворе сулемы, отраве истой,
Хлебнув которой, миг не проживем,
В той жидкости, зловеще кровянистой.
Что у цирюльника в тазу большом,
Позеленев, начнет чернеть потом;
В лоханях, где лежат пеленки кучей,
Чтоб отстирать с них детский кал липучий,
В горшках, что служат девкам как нужник
По всем борделям, где я гость бегучий, –
Так жарится завистников язык.

Любезный принц, и добрый, и могучий,
К подобным яствам явно не привык,
И не пытайся, сам себя не мучай,
Но с поросенком, прикажи на случай,
Зажарят пусть завистников язык.



Феликс Мендельсон

Баллада о том, как варить языки клеветников

В горячем соусе с приправой мышьяка,
В помоях сальных с падалью червивой,
В свинце кипящем, – чтоб наверняка! –
В кровях нечистых ведьмы похотливой,
С обмывками вонючих ног потливых,
В слюне ехидны, в смертоносных ядах,
В помете птиц, в гнилой воде из кадок,
В янтарной желчи бешеных волков,
Над серным пламенем клокочущего ада
Да сварят языки клеветников!

В бурлящей извести без примеси песка,
В которую свалился кот блудливый,
В струе зловонной черного хорька,
В навозной жиже с гнойною подливой,
В той пене, что роняет мул строптивый,
В болотине, где копошится стадо
Пиявок, жаб и им подобных гадов,
Облезлых крыс, червей и слизняков,
В кромешной тьме среди густого смрада
Да сварят языки клеветников!

В кислотах, в щелочи и едких порошках,
С живой гадюкой в кольчатых извивах,
В крови, что сохнет у цирюлен на лотках,
Как медь, зеленая и черная, как слива,
Когда луна встает в часы прилива,
В смоле, что льется сверху при осадах,
В тазу, где девки делают что надо, –
Кто их знавал, поймет без лишних слов, –
Во мгле, в клубах отравленного чада
Да сварят языки клеветников!

Принц, не пугайся этого парада.
Коль нет котлов – не велика досада:
Довольно будет и ночных горшков,
И там, в дерьме из пакостного зада,
Да сварят языки клеветников!



Александр Ларин

Баллада о том, как жарить языки завистников

В растертой сере, в твердом мышьяке,
В свинце, расплавленном как можно жиже,
В селитре, в известковом порошке,
В смоле и саже, разведенных в жиже
Из кала и мочи жидовки рыжей,
В обмывках с ног в разъедах гнойников,
В отскребках с грязных, рваных башмаков,
В крови змеи, чья пасть погибель дарит,
В блевоте лис, волков и барсуков
Пусть языки завистников изжарят!

В мозгу кота, что бился в столбняке,
Беззубый, черный, драный и бесстыжий,
Иль кобеля, что жался в уголке
И в клочья рвал людей, слюною брызжа,
В поту осла, что вечно выл от грыжи,
Взбив оный пот сбивалкой для белков,
В бурде с приправой жаб, червей, жуков,
В которой крысы жадным рылом шарят,
Ища послаще змей и пауков,
Пусть языки завистников изжарят!

В настое на ехидником пупке,
В отраве, что язвит живот и ниже,
В крови, что сушит брадобрей в лотке,
Коль к полнолунью дни катятся ближе,
Зеленой, как порей к столам Парижа,
В гною из мокрых, вздутых желваков
И в смывах с детских мараных портков,
В притирках, коим девки лоно шпарят
(Тот понял, кто ни дня без бардаков),
Пусть языки завистников изжарят.

Принц, коль для этих лакомых кусков
Нет сит у вас, решетец и мешков,
Пусть в тряпки грязные их бросит скаред,
Но прежде в мерзостном дерьме хряков
Пусть языки завистников изжарят.

Примечания:

Перевод А. Ларина впервые опубликован в 1990 году.



Геннадий Зельдович

Баллада (как варить злые языки)

Пускай во ртути, в жгужем скипидаре,
Когда зловещий, окаянный час;
Пускай в свинце, пускай в кипящем варе,
В кровях жидовки, наводящей сглаз,
Добавя всех измысленных зараз,
Подкинув и оскоблину из бани,
И все отрыжки подзаборной пьяни,
И плесень иструпившейся доски, —
Пускай в зловонном выварочном чане
Отварят эти злые языки!

Пускай заглянут в старый бестиарий,
Где все паскудство смотрит напоказ,
И выберут мерзейшую из тварей,
Ее слюну сбирают про запас
И в ней, покуда уголь не погас,
Добавив крысоедины и рвани,
Тех гадов, что таятся в океане,
Червями испогаженной муки, —
Пускай в харчках и в беленном дурмане
Отварят эти злые языки!

Пусть вурдалака полоснут по харе
И эту кровь сберут в цирюльный таз,
И загниет в своем вонючем паре,
И не сгодится даже для колбас:
Она и будет в самый, в самый раз;
Доливши к ней помоев из лохани,
Где дристунец отстирывают няни,
Туда же опростают бардаки —
И пусть потом в такой смердящей дряни
Отварят эти злые языки!

Сие же блюдо Принцу будет пряней,
Когда добавить слезы покаяний:
Они весьма солены и горьки;
Ну а пока – пускай в свинячьей срани
Отварят эти злые языки!