Противоположения Франку Готье

Les contredits de Franc Gontier

Авторы переводов:
Текст оригинала

Sur mol duvet assis, un gras chanoine,
Lez un brasier, en chambre bien nattée,
A son côté gisant dame Sidoine
Blanche, tendre, polie et attintée,
Boire hypocras, à jour et à nuitée,
Rire, jouer, mignonner et baiser,
Et nu à nu, pour mieux des corps s'aiser,
Les vis tous deux, par un trou de mortaise:
Lors je connus que, pour deuil apaiser,
Il n'est trésor que de vivre à son aise.

Se Franc Gontier et sa compagne Hélène
Eussent cette douce vie hantée,
D'oignons, civots, qui causent forte haleine
N'acontassent une bise tostée.
Tout leur maton, ne toute leur potée,
Ne prise un ail, je le dis sans noiser.
S'ils se vantent coucher sous le rosier,
Lequel vaut mieux ? Lit côtoyé de chaise?
Ou'en dites-vous ? Faut-il à ce muser?
Il n'est trésor que de vivre à son aise.

De gros pain bis vivent d'orge et d'avoine,
Et boivent eaue tout au long de l'année.
Tous les oiseaux d'ici en Babyloine
A tel école une seule journée
Ne me tendroient, non une matinée.
Or s'ébatte, de par Dieu, Franc Gontier,
Hélène o lui, sous le bel églantier:
Se bien leur est, cause n'ai qu'il me pèse;
Mais quoi qu'il soit du laboureux métier,
Il n'est trésor que de vivre à son aise.

Prince, juge, pour tôt nous accorder.
Quant est de moi, mais qu'à nul ne déplaise,
Petit enfant, j'ai oï recorder:
Il n'est trésor que de vivre à son aise.


Переводы

Игорь Бойков

Спор с Франком Готье

Монах - блюститель божьего закона,
Размякший от тепла и от вина,
Любезничая с дочерью Сидона.
Лишь только распалится до красна,
Как тут же, вижу в щель окна, она,
Своим святошу заведя кокетством,
Ложится, словно расстаётся с девством.
Я вижу, как они катятся в ад,
Не опасаясь никаких последствий. -
То, что имеешь, будь тому и рад.

А Франк Готье с супружницей Алёной,-
Им до земного счастья - сторона,
Насытившись впрок чесноком зловонным,
Как птички божьи поклюют с гумна,
Осушат лужу, а взойдёт луна,
Под куст шиповника, два совершенства,
Чтобы изведать высшего блаженства,
Ложатся уж который год подряд.
Кто ж обвинит влюблённых в сумасшедстве?
То, что имеешь, будь тому и рад.

Кто сыт овсом, кто колокольным звоном,-
У каждого одна своя цена.
От этих мест и вплоть до Вавилона
Подобная мне просто не нужна,-
Какая есть мне стоила рожна.
Готье с женой не жаждут происшествий,
Им хорошо без триумфальных шествий,
Им хорошо, и бог им даст наград
В одно из своих будущих пришествий.-
То, что имеешь, будь тому и рад.

Принц, рассудите, каждому по средствам
Всевышний под обрез даёт услад.
Есть истина, что мне известна с детства,
То, что имеешь, будь тому и рад!



Юрий Корнеев

Баллада-спор с Фраком Готье

Каноник-толстопуз на мягком ложе,
Вином горячим подкрепляя силы,
С Сидонией, красоткой белокожей,
Что для удобства вящего и пыла
Все как с себя, так и с дружка стащила,
Любовной забавляются игрой,
Смеются, млеют и пыхтят порой.
На них я в щелку глянул осторожно
И удалился с завистью немой:
Лишь легкой жизнью наслаждаться можно,

Готье с его Еленою пригожей
Судьба столь щедро, знать, не одарила,
Не то бы лук, чеснок да хлеб, похожий
На глину вкусом, не были им милы.
Что лучше – рвать на тощей ниве жилы
Иль брюхо тешить сытною едой,
Спать с девкой под периной пуховой
Иль под кустом в канаве придорожной?
Надеюсь я, согласны вы со мной:
Лишь легкой жизнью наслаждаться можно

Кто здесь иль в дальнем Вавилоне может
Счесть, сколько птиц природа наплодила.
Но кров и харч еще ни разу все же
Их пенье никому не заменило.
Пусть, коль обоим бедность не постыла,
Готье с Еленой кормятся травой
И крыши нет у них над головой.
Вольно ж им мыслью вдохновляться ложной!
А я свой вывод повторю былой:
Лишь легкой жизнью наслаждаться можно.

Принц, в нашем споре сделайтесь судьей,
Хоть истиною мню я непреложной
То, что усвоил с детства разум мой:
Лишь легкой жизнью наслаждаться можно.

Примечания:

Сидония (Sidoine) - в переводах также Сидонита и дочь Сидона; по распространенной версии, это жительница Сидона, богатого города, упоминавшегося в Библии, хотя тогда ее логичнее было бы насвать сидонянкой.



Юрий Кожевников

Баллада (Разногласия с Франком Готье)

В просторной комнате, циновками обитой,
С жаровней пышущей, на мягких тюфяках
Пузатый иерей с веселой сидонитой,
Что разодета в пух, раздета нагло в прах.
Подглядываю в щель, все на моих глазах:
И днем и ночью пьют глинтвейны и оршады,
Целуются, шалят; хохочут – нету слада,
То голые лежат, ведь слаще так любить.
И мне, чтоб одолеть тоску с досадой, надо
Жить в удовольствие – что лучше может быть.

Когда бы Франк Готье с женою деловитой
Вкусил всех этих благ с понятием в делах,
Он не признал бы жизнь на сером хлебе сытой
И лакомством чеснок, которым весь пропах.
Ни простоквашу их, ни варево в горшках
Принять я не могу за щедрость и награду.
Они гордятся тем, что спят посреди сада
Под розовым кустом? Зачем постель стелить?
Да, каждому своя дарована услада.
Жить в удовольствие – что лучше может быть.

Вся жизнь их – грубый хлеб, овес замешан с житом,
Напиток – круглый год водица в кувшинах.
И, если б вынуждал угрозой быть убитым
Вести такую жизнь меня смертельный страх,
Я предпочел бы смерть и медленно не чах.
Но раз Готье с женой любви предаться рады
В кустах шиповника, укрывших их от взгляда
Дурного – пусть!– не смею возразить,
Ведь если пахарь ты, в земле твоя отрада, –
Жить в удовольствие – что лучше может быть.

Достигнуть нужно, принц, согласия и лада,
Как я о том сужу, и всем бы так судить.
Твердили с детства мне, и я усвоил смлада:
Жить в удовольствие – что лучше может быть



Феликс Мендельсон

Баллада-спор с Фраком Готье

Толстяк монах, обедом разморенный,
Разлегся на ковре перед огнем,
А рядом с ним блудница, дочь Сидона,
Бела, нежна, уселась нагишом;
Горячим услаждаются вином.
Целуются – и что им кущи рая!
Монах хохочет, рясу задирая…
Сквозь щель на них поглядел я украдкой
И отошел, от зависти сгорая:
Живется сладко лишь среди достатка.

Когда б Готье, с Еленой обрученный,
Был с этой жизнью сладкою знаком,
Он не хвалил бы хлеб непропеченный,
Приправленный вонючим чесноком,
Сменял бы на горшок над камельком
Все цветики и жил бы не скучая!
Ну что милей: шалаш, трава сырая
Иль теплый дом и мягкая кроватка?
Что скажете? Ответ предвосхищаю:
Живется сладко лишь среди достатка.

Лишь воду пить, жевать овес зеленый,
И круглый год не думать о другом?
Все птицы райские, все рощи Вавилона
Мне не заменят самый скромный дом!
Пусть Франк Готье с Еленою вдвоем
Живут в полях, мышей и крыс пугая,
Вольно же им! У них судьба другая.
Мне от сего не кисло и не сладко;
Я, сын Парижа, здесь провозглашаю:
Живется сладко лишь среди достатка!

Принц, ты со мной согласен, полагаю.
Боюсь, что надоели мы порядком,
Но то, что слышал, снова повторяю:
Живется сладко лишь среди достатка.



Илья Эренбург

Противоположения Фран-Готье

Монах-толстяк, позевывая сонно
У очага, на мяконькой постели,
Прижал к себе Лаису из Сидона,
Сурьмленую, изнеженную, в теле.
И наблюдал сквозь скважины и щели,
Как, тело к телу, оба нагишом
Смеялись, баловались вечерком,
Как ласки их подогревала влага.
Я понял: скорбь развеять лишь вином.
В довольстве жить – вот истинное благо!

Когда бы Фран-Готье, а с ним Алена
В потехах проводили дни, не ели
Хлеб с луком, по уставам всем закона,
Так бьющим в нос, что устаю я еле!
Что, если бы похлебку в самом деле
Они не приправляли чесноком?
Не придираясь к ним, спрошу я: дом
И мягкий пух не лучше ли оврага?
Уж так ли спать приятно под кустом?
В довольстве жить – вот истинное благо!

Побрезговала б снедью их ворона:
Дуть воду круглый год они умели.
Все пташки – от сих мест до Вавилона, –
Хоть сладко пели б, ни одной недели
В таком житье я не видал бы цели,
А Фран-Готье с Аленой напролом
Резвятся под кустом всю ночь, как днем.
Пусть сладко им, но не по мне их брага.
Хоть хлопотно жить пахарю трудом,
В довольстве жить – вот истинное благо!

П о с ла н и е

Принц, сами посудите вы о том,
Что до меня – вам говорит бродяга.
Я, помню, слышал, будучи юнцом:
В довольстве жить – вот истинное благо!



Геннадий Зельдович

Баллада (противу Франка Гонтье)

Среди ковров и разомлев от лени,
Каноник вел игривый разговор
С Сидонией, предметом вожделений,
Что наготою ублажала взор;
А после он к стене ее притер;
Они резвились при закрытой шторе,
А я в замочном видел их прозоре,
И я промерз от тамошних страстей,
И молвил, позавидовав проворе:
Тот бедолага, кто не богатей.

Когда б Гонтье, когда б его Елене —
Изведать сей монашеский затвор,
Тогда спанье под кустиком сирени,
Одежек домоделанный узор
И лук-чеснок, а также прочий вздор —
Их довели бы до жестокой хвори;
Не стали бы рассказывать историй,
Что шалопут счастливей и святей;
И подтвержденья этому — как море:
Тот бедолага, кто не богатей.

Едят ячмень, и любятся на сене,
И воду пьют из лягушачьих нор;
Но от Сите до райских поселений
Любой бродяга, захудалый вор
Такую жизнь почтет за приговор.
И если вам отрада, а не горе
Оголодать и вываляться в соре,
Тогда других послушайте людей;
А люди молвят, дружка дружке вторя:
Тот бедолага, кто не богатей.

О славный Принц! Согласье в общем хоре
Нарушит лишь глупец и лицедей;
А истина — в старинном приговоре:
Тот бедолага, кто не богатей.