Баллада о парижанках

Ballade des femmes de Paris

Авторы переводов:
Текст оригинала

Quoiqu'on tient belles langagères
Florentines, Vénitiennes,
Assez pour être messagères,
Et mêmement les anciennes,
Mais soient Lombardes, Romaines.
Genevoises, à mes périls,
Pimontoises, savoisiennes,
Il n'est bon bec que de Paris.

De beau parler tiennent chaïères,
Ce dit-on, les Napolitaines,
Et sont très bonnes caquetières
Allemandes et Prussiennes;
Soient Grecques, Egyptiennes,
De Hongrie ou d'autres pays,
Espagnoles ou Catelennes,
Il n'est bon bec que de Paris.

Brettes, Suisses n'y savent guères,
Gasconnes, n'aussi Toulousaines:
De Petit Pont deux harengères
Les concluront, et les Lorraines,
Angloises et Calaisiennes,
(Ai-je beaucoup de lieux compris?)
Picardes de Valenciennes;
Il n'est bon bec que de Paris.

Prince, aux dames parisiennes
De bien parler donnez le prix;
Quoi que l'on die d'Italiennes,
Il n'est bon bec que de Paris.


Переводы

Юрий Корнеев

Баллада о парижанках

Хотя сверх меры, как известно,
Словоохотливы тосканки
И сильный пол дивят всеместно
Болтливостью венецианки,
Пьемонтки, неаполитанки,
Ломбардки, римлянки, то бишь
Любой породы итальянки,
Всех на язык бойчей Париж.

Уменьем лгать в глаза бесчестно
Ошеломляют нас цыганки;
Искусницами в пре словесной
Слывут венгерки, кастильянки,
Да и другие христианки,
Но с кем из них ни говоришь
И в трезвом виде, и по пьянке,
Всех на язык бойчей Париж.

Везде стяжают отзыв лестный
Бретонки, немки, англичанки,
Но их считать отнюдь невместно
Ровнёй парижской горожанке.
Не след гасконке иль шампанке
Тягаться с нею, иль, глядишь,
Им худо выйдет в перебранке:
Всех на язык бойчей Париж.

Принц, красноречье парижанки
Так велико, что не сравнишь
С ним говорливость чужестранки:
Всех на язык бойчей Париж.



Юрий Кожевников

Баллада парижанкам

В карман не лезут за словцом,
Считается, венецианки,
Владели ловко языком
Все сводни, древние вакханки;
Ломбардки, римлянки, миланки –
Их всех не переговоришь, –
Пьемонтки и перуджианки,
Но на язык остер Париж.

Петь, разливаясь соловьем,
Горазды неаполитанки,
Трещат без умолку кругом
На всех наречьях иностранки:
Венгерки, немки и гречанки –
Их всех и в память не вместишь, –
И каталонки, и испанки,
Но на язык остер Париж.

Бретонка ищет слов с трудом,
Ей, как швейцарке, англичанке,
Не переспорить нипочем
С Пти-Пон торговки-горожанки,
Как ни эльзаске, ни фламандке
(Вон сколько перечислил, ишь!)
И даже из Кале гражданке –
Ведь на язык остер Париж.

Принц, остроумья парижанки
Ни с чем на свете не сравнишь.
Шумны, конечно, итальянки,
Но на язык остер Париж.



Феликс Мендельсон

Баллада о парижанках

Идет молва на всех углах
О языках венецианок,
Искусных и болтливых свах,
О говорливости миланок,
О красноречии пизанок
И бойких Рима дочерей…
Но что вся слава итальянок!
Язык Парижа всех острей.

Не умолкает и в церквах
Трескучий говорок испанок,
Есть неуемные в речах
Среди венгерок и гречанок,
Пруссачек, немок и норманнок,
Но далеко им, ей-же-ей,
До наших маленьких служанок!
Язык Парижа всех острей.

Бретонки повергают в страх,
Гасконки хуже тулузанок,
И не найти во всех краях
Косноязычней англичанок,
Что ж говорить мне про датчанок, –
Всех не вместишь в балладе сей –
Про египтянок и турчанок?
Язык Парижа всех острей.

Принц, первый приз – для парижанок:
Они речистостью своей
Заткнут за пояс чужестранок!
Язык Парижа всех острей.



Валентин Дмитриев

Баллада о парижских дамах

Весь день без умолку болтают
Пьемонтки и венецианки.
Пристрастье к болтовне питают
И корсиканки, и тосканки.
Хоть, говорят, речь египтянки
Всех остроумней, всех плавней, –
Признаться надо вам, смуглянки:
Парижских дам язык длинней.

Упрямо многие считают:
Велеречивей всех – гречанки.
Иные дерзко утверждают,
Что сладкогласней всех – цыганки.
Иль флорентинки, иль турчанки.
Сказать ли вам, чья речь складней?
Как ни болтливы иностранки –
Парижских дам язык длинней.

Пусть красноречием блистают
Швейцарки или англичанки,
Пускай слова гурьбой слетают
С уст ярко-красных персианки,
Иль немки, или сицильянки;
Пускай они звучат нежней
В устах какой-нибудь южанки –
Парижских дам язык длинней.

О принц! Болтливы итальянки,
Но будет все-таки верней
Сказать: верх взяли парижанки,
Парижских дам язык длинней.



Неизвестный переводчик

Баллада о парижанках

Умеют подбирать слова
Ломбардки и венецианки,
А прежде, говорит молва,
Умели древние гречанки.
Кто генуэзок в перебранке
Заговорит и заглушит?
Миланки и калабрианки.
Но и Париж не лыком шит!

Порой кружится голова
От речи неаполитанки.
У немок слава такова,
Что уж куда там англичанки!
Как тараторят каталанки!
И кто кого затормошит —
Испанки или египтянки?
Но и Париж не лыком шит!

Отыщут слово или два
С трудом бретонские крестьянки,
Слова цедят едва-едва
Гасконки и валенсианки,
Швейцарки и арлезианки.
Не женщины, а сущий стыд
Эльзаски, да и корсиканки.
Зато Париж не лыком шит!

Принц, всех болтливей парижанки
Им первенство принадлежит.
Хоть и речисты итальянки,
Но и Париж не лыком шит!



Геннадий Зельдович

Баллада о парижанках

Пускай слывут на целый свет
Венецианки-бузотерки,
Любой проведают секрет,
Заглянут за любые шторки;
Пускай в Женеве тоже зорки,
В Ломбардии не гладь, не тишь —
Их всех положим на закорки,
Их всех трескучее Париж.

Неаполь солнцем разогрет,
И там на все бранятся корки;
У немок — да, у пруссок — нет,
Всегда найдутся приговорки;
И пусть венгерки-черногорки
Трепливы так, что угоришь,
Им лучше схорониться в норке:
Их всех трескучее Париж.

В Бретони уйма надоед,
И есть швейцарки-тараторки,
Но парижанка даст ответ —
И эти резво съедут с горки;
От них останутся истерки,
Они получат ровно шиш;
В Париже ругань хлеще порки,
Их всех трескучее Париж.

О Принц! Тетерки-бледноперки,
О ком из них ни говоришь;
Все захолустье, все задворки —
Их всех трескучее Париж.