Версет (Рондо)

Rondeau

Авторы переводов:
Текст оригинала

Repos éternel donne à cil,
Sire, et clarté perpétuelle,
Qui vaillant plat ni écuelle
N'eut oncques, n'un brin de persil.
Il fut rés, chef, barbe et sourcils,
Comme un navet qu'on ret ou pèle.
Repos éternel donne à cil.

Rigueur le transmit en exil
Et lui frappa au cul la pelle,
Nonobstant qu'il dît : " J'en appelle ! "
Qui n'est pas terme trop subtil.
Repos éternel donne à cil.


Переводы

Феликс Мендельсон

Рондо (Версет)

Да внидет в рай его душа!
Он столько горя перенес,
Безбров, безус и безволос,
Голее камня-голыша,
Не накопил он ни гроша
И умер, как бездомный, пес...
Да внидет в рай его душа!

Порой на господа греша,
Взывал он: «Где же ты, Христос?»
Пинки под зад, тычки под нос
Всю жизнь, а счастья — ни шиша!
Да внидет в рай его душа!



Илья Эренбург

Рондо

Того Ты упокой навек,
Кому послал Ты столько бед,
Кто супа не имел в обед,
Охапки сена на ночлег,
Как репа гол, разут, раздет -
Того Ты упокой навек!

Уж кто его не бил, не сек?
Судьба дала по шее, нет,
Еще дает - так тридцать лет.
Кто жил похуже всех калек -
Того Ты упокой навек!



Юрий Корнеев

Рондо

Даруй, Творец, по смерти мир
Тому, кто длил существованье
Без крова и без пропитанья
В тряпье, заношенном до дыр.
Бедняге, что убог и сир.
Знал лишь пинки да осмеянье,
Даруй, Творец, по смерти мир.

Ему, с кем был неласков мир,
Кого отправили в изгнанье,
Огрев по заду на прощанье,
Как прохиндеев и проныр,
Даруй, Творец, по смерти мир.



Юрий Кожевников

Версет (Рондо)

Сир, вечный уготовь ему покой,
Пусть свет над ним вовек пребудет ясный,
Он и петрушки не жевал, несчастный,
И даже миски не имел простой,
Безбровый, лытый, с бритой бородой,
Был к репе чищенной лицом причастный, -
Сир, вечный уготовь ему покой.

Лопатой наподдав под зад худой,
Его послал в изгнанье рок ужасный.
- Я в суд подам! - Воскликнул несогласный,
Поднять пытаясь неуместный вой.
Сир, вечный уготовь ему покой.



Сергей Пинус

Рондо

Того, Господь, здесь упокой
Тому дай мир, кто всех мощей
При жизни, право, был тощей;
Кто доли не имел людской,
Ни шевелюры никакой, -
Облуплен, лыс, худ, как кощей, -
Того, Господь, здесь упокой.

Изгнанник, он бродил с клюкой,
Один, без денег, без вещей,
Всю жизнь алкая блюдо щей.
Под гробовою здесь доской,
Господь, раба ты упокой.