Баллада — добрый совет

Ballade du bon conseil

Авторы переводов:
Текст оригинала

Hommes failliz, bersaudez de raison,
Desnaturez et hors de congnoissance,
Desmis du sens, comblez de desraison,
Folz abusez, plains de descongnissance,
Qui procurez contre vostre naissance,
Vous subzmettans a detestable mort
Par lascheté, las! Que ne vous remort
L'orribleté qui a honte vous maine?
Voyez comment maint jeunes homs est mort
Par offenser et prendre autruy demaine.

Chascun en soy voye sa mesprison!
Ne nous vengons, prenons en pacïence:
Nous cognoissons que ce monde est prison
Aux vertureux franchis d'impacïence.
Batre, rouiller, pour ce n'est pas scïence;
Tollir, ravir, piller, meurtrier a tort:
De Dieu ne chault, trop de verité se tort
Qui en telz faitz sa jeunesse demaine,
Dont a la fin ses poins doloreux tort,
Par offenser et prendre autruy demaine.

Que vault piper, flater, rire en trayson,
Quester, mentir, affermer sans fïance,
Farcer, tromper, artifier poison,
Vivre en peché, dormir en deffïance
De son prouchain sans avoir confïance?
Pour ce conclus: de bien faisons effort,
Reprenons cueur, ayons en Dieu confort;
Nous n'avons jour certain en la sepmaine.
De noz maulx ont noz parens le ressort,
Par offenser et prendre autruy demaine.

Vivons en paix, exterminons discort;
Ieunes et vieulx, soyons tous d'ung accort:
La loy le veut, l'appostre ramaine
Licitement en l'epistre rommaine.
Ordre nous fault, estat ou aucun port.
Nottons ces poins, ne laissons le vray port,
Par offensser et prendre autruy demaine.

Примечание: Эта баллада считается одним из самых ранних текстов Вийона. Несколько назидательное название ей дал историк литературы Огюст Лоньон, издавший произведения Вийона в конце XIX века.

Переводы

Юрий Корнеев

Баллада — добрый совет

Глупцы, чей мозг пороком притуплен,
Кто, будучи невинен от рожденья,
Презрел с годами совесть и закон,
Кто стал рабом слепого заблужденья,
Кто следует дорогой преступленья,
Усугубить страшитесь грозный счет
Тех, кто уже взошел на эшафот,
Затем что жил сумняшеся ничтоже.
Со всеми будет так, кто не поймет:
Злоумышлять на ближнего негоже.

Пусть каждый помнит: сам виновен он
В любом своем житейском огорченье.
Да, мир — тюрьма, но это не резон
Утрачивать смиренное терпенье,
До времени бежать из заключенья,
Обкрадывать, глумясь, честной народ,
Жечь, грабить и пускать оружье в ход.
Когда наступит час расплаты позже,
Бог пеням лиходея не вонмет:
Злоумышлять на ближнего негоже.

Что толку лезть всечасно на рожон,
Врать, плутовать, канючить без стесненья,
Дрожать и, даже погружаясь в сон,
Бояться, что не будет пробужденья,
И каждого держать на подозренье?
Итак, скажу: настал и ваш черед
Уразуметь, что пас геенна ждет
И что уняться вам пора бы псе же,
Не то позор падет на весь ваш род.
Злоумышлять на ближнего негоже.

В посланье Павла к римлянам прочтет
И стар, и млад, что он всех нас зовет
Любить друг друга по завету Божью,
Лишь добрые дела на свете множа.
Особо ж в толк пусть человек возьмет:
Никто другого в грех да не введет —
Злоумышлять на ближнего негоже.



Юрий Кожевников

Баллада благого совета

О грешники, умом вы не сильны,
Извращены все ваши помышленья,
Вы, безрассудные, обольщены
Насилием, убийством, ограбленьем.
Не рады будто своему рожденью,
Вы в страхе ждете: смерть придет на двор.
Ужель не угнетает вас позор,
Не пробуждает совесть и сознанье?
Для стольких юношей повальный мор –
Вражда и страсть к чужому достоянью.

Всяк знает про себя: мы все грешны –
Оставим месть и призовем терпенье.1
Жизнь – всем тюрьма: те, кто заключены,
За доблесть почитают преступленье,
У них в чести насильник, мародер.
Бог не для них и добродетель – вздор;
Кто в юности подпал под их влиянье,
Тому кинжал вручают и топор
Вражда и страсть к чужому достоянью.

Кому по нраву плуты и лгуны,
Кто хочет жить распутством и глумленьем,
Готовить яд и погружаться в сны,
Питая к ближнему глухое подозренье,
Жить в подлости, в холуйском униженье?
Итак, итог: должны мы с этих пор
Вновь к Богу сердце обратить и взор –
Что значит день один для покаянья?–
Да не поставят нам отцы в укор
Вражду и страсть к чужому достоянью.

Всем нужно в мире жить, не ведать ссор,
И юношам и старцам кончить спор:
Любой закон – Священное Писанье,
Латинский кодекс – пишут в назиданье
О том, что жизнь – согласье, не раздор.
Нет выше истины. Для всех позор –
Вражда и страсть к чужому достоянью.



Феликс Мендельсон

Баллада-завет Вийона

Голь перекатная, без чести, без ума,
Глупцы обманутые, вы живете
Чем Бог пошлет, да нож, да ночи тьма…
Опомнитесь! Вы ж у себя крадете!
Неужто хочется на эшафоте,
Ломая руки, биться, как в бреду,
Взывая тщетно к Богу и суду?
Кто молодость провел с законом в ссоре,
Потом клянет злосчастную звезду!
Кто сеет зло – пожнет позор и горе.

Зло в вас самих гнездится, как чума.
Мстить некому – в себя же попадете!
Да все мы знаем: этот мир – тюрьма,
Смиренье и добро здесь не в почете,
Но гнать людей, травить, как на охоте,
Срывая с них одежды на ходу,
В чужом ходить, чужую есть еду –
Помилуй Бог! Юнцы такие вскоре
Казненных умножают череду, –
Кто сеет зло – пожнет позор и горе.

К чему же грабить, разорять дома,
Лгать, подличать для прокормленья плоти,
Красть, взламывая амбары, закрома?
Не страшно вам? Единым днем живете!
А что вас ждет? Петля в конечном счете.
Но я скажу вам, как избыть беду:
Вернитесь к Богу, к честному труду,
Тогда излечитесь от смертной хвори,
А иначе – все встретимся в аду!
Кто сеет зло – пожнет позор и горе.

Велел апостол позабыть вражду
И вместе мыкать горе и нужду,
Любить друг друга, попусту не споря,
Лишь в мире счастье, нет его в раздоре.
Об этом не напрасно речь веду, –
Написано злодеям на роду:
Кто сеет зло – пожнет позор и горе!



Аркадий Застырец

Баллада доброго совета

Несчастные, лишенные рассудка,
Испорченные, злые существа,
Вам правду заменяет прибаутка,
Движенье чувств — пустая голова.
Вы действуете против естества,
Ища в итоге смерти и позора!
Как только ужас вам не выест взора
Пред тем, кто вас ведет за шагом шаг?
Вы ж видите, как гибнут без разбора,
Чтоб взять чужое этак или так.

Пусть истина вам будет как побудка:
Терпением в миру душа жива,
И трубный зов — не шутовская дудка,
Мир сей — нам испытание. Едва
Кто станет на тропинку воровства,
Пиши — пропал, ведь мудрость — не опора
Для татя, драчуна, убийцы, вора.
Кто с юности в таких делах мастак,
Жалеет горько… после приговора,
Что брал чужое этак или так.

Выискивать, принюхиваясь чутко,
Обманывать, заискивать сперва,
А там — с усмешкой, будто это шутка,
Изладить яд и ближнего права
Попрать… И что? Цена-то какова?
Так двинемся ж добру навстречу споро!
Нет терпеливей Господа сеньора,
А без него не справимся никак
И от того откажемся нескоро,
Чтоб взять чужое этак или так.

Вернем покой, зальем огонь раздора,
И стар, и млад, избавимся от спора:
Любить нам заповедовал не враг,
Любовь любых превыше ставить благ —
О том Апостол учит без укора.
Но мы грешим упорно ради вздора —
Чтоб взять чужое этак или так.