Спор души и тела Вийона

Le débat du cœur et du corps de Villon

Авторы переводов:
Текст оригинала

Qu'est ce que j'oi? - Ce suis-je! - Qui? - Ton coeur
Qui ne tient mais qu'à un petit filet:
Force n'ai plus, substance ne liqueur,
Quand je te vois retrait ainsi seulet
Com pauvre chien tapi en reculet.
- Pour quoi est-ce? - Pour ta folle plaisance.
- Que t'en chaut-il? - J'en ai la déplaisance.
- Laisse-m'en paix. - Pour quoi? - J'y penserai.
- Quand sera-ce? - Quand serai hors d'enfance.
- Plus ne t'en dis. - Et je m'en passerai.

- Que penses-tu? - Etre homme de valeur.
- Tu as trente ans - C'est l'âge d'un mulet
- Est-ce enfance? - Nenni. - C'est donc foleur
Qui te saisit? - Par où? Par le collet?
- Rien ne connois. - Si fais. - Quoi? - Mouche en lait;
L'un est blanc, l'autre est noir, c'est la distance.
- Est-ce donc tout? - Que veux-tu que je tance?
Se n'est assez, je recommencerai.
- Tu es perdu! - J'y mettrai résistance.
- Plus ne t'en dis. - Et je m'en passerai.

- J'en ai le deuil; toi, le mal et douleur.
Se fusse un pauvre idiot et folet,
Encore eusses de t'excuser couleur:
Si n'as-tu soin, tout t'est un, bel ou laid.
Ou la tête as plus dure qu'un jalet,
Ou mieux te plaît qu'honneur cette méchance!
Que répondras à cette conséquence?
- J'en serai hors quand je trépasserai.
- Dieu, quel confort! Quelle sage éloquence!
- Plus ne t'en dis. - Et je m'en passerai.

- Dont vient ce mal? - Il vient de mon malheur.
Quand Saturne me fit mon fardelet,
Ces maux y mit, je le croi. - C'est foleur:
Son seigneur es, et te tiens son varlet.
Vois que Salmon écrit en son rolet;
"Homme sage, ce dit-il, a puissance
Sur planètes et sur leur influence."
- Je n'en crois rien: tel qu'ils m'ont fait serai.
- Que dis-tu? - Da ! certes, c'est ma créance.
- Plus ne t'en dis. - Et je m'en passerai.

- Veux-tu vivre? - Dieu m'en doint la puissance!
- Il le faut... - Quoi? - Remords de conscience,
Lire sans fin. - En quoi? - Lire en science,
Laisser les fous! - Bien j'y aviserai.
- Or le retiens! - J'en ai bien souvenance.
- N'attends pas tant que tourne à déplaisance.
Plus ne t'en dis - Et je m'en passerai.

Примечание: Название этой баллады не подвергалось изменению с самого начала - со времени первой публикации в 1489 году Пьером Леве.

Переводы

Юрий Кожевников

Разговор души и тела Вийона

– Кто там?– Открой– Ты кто?– Душа твоя.
Едва держусь на ниточке одной:
Прервется вдруг субстанции струя,
Когда я вижу: ты, как пес худой,
Затравленный, забилось в угол свой.
– С чего бы?– Мне твоя гульба постыла.
– Тебе-то что?– Она тебя сгубила.
– Оставь!– Чего?– Поймать хочу я суть.
– Доколь ловить?– Ведь юность не остыла.
– Молчу. – А я и так пройду свой путь.

– О чем ты думаешь?– Как стану важным я.
– Тебе уж тридцать – годы за спиной.
Где юность?– Да, права ты, как судья.
– Тебя гордыня душит. – Чем? Петлей?
– Все путаешь. – Когда б мушиный рой
– Влип в молоко, за лье бы отличила
На черном белое. – Куда хватило!
И все?– Не ясно? Не могла смекнуть?
– Пропащее совсем… – Не тут-то было!
– Молчу. – А я и так пройду свой путь

– Скорблю от скорби твоего житья.
Я б согласилась с участью такой,
Будь идиотом ты средь дурачья,
Но ты ж красиво, ты ведь с головой –
Попробуй поищи такой другой.
Достоинства лишь злоба извратила!
Что примирит такой разлад?– Могила:
Когда умру, чем смогут упрекнуть!
– Бог мой, как мудро, просто все решило!
– Молчу. – А я и так пройду свой путь.

– Откуда зло! Злосчастий колея
Начертана Сатурном. Жребий мой
Он вытянул. – Все бред, галиматья:
Себе хозяин, будь себе слугой.
Сам Соломон писал своей рукой:
«Премудрость человека просветлила
И от воздействия созвездий оградила».
– Не верю. Кем рожден ты, тем и будь.
– Так что?– Другие у меня мерила.
– Молчу. – А я и так пройду свой путь.

Ведь хочешь жить?– Бог дал покуда силы.
Исправься!– Как?– Ты б совесть воскресило,
Листая книги, мудрость бы копило.
Людишек подлых брось!– Они мне милы.
Оставь безумцев!– С кем тогда гульнуть?
Не будь друзей, все стало б так постыло.
– Молчу. – А я и так пройду свой путь.



Юрий Корнеев

Спор в форме баллады меж телом и сердцем Вийона

– Кто там стучит? – Я. – Кто ты? – Сердце я,
Которое живет в Груди твоей
И, видя, что без пищи и питья
Ты чахнешь, пса бездомного бедней,
Тебя жалеет что ни год сильней.
– Что я тебе? – Ты вздор несешь страшенный:
Ведь мы же нераздельны совершенно.
– Дай мне подумать. Жди. – И долго ль ждать?
– Пока я в возраст не войду степенный.
– Тогда смолкаю я. – А мне плевать.

– Чего ты ищешь? – Легкого житья.
– Лет тридцать прожил ты. К числу детей
Тебя не отнесешь, но блажь твоя
Тебе отстать мешает от друзей.
Что ты умеешь? – Ничего. Верней,
Мух отличать от молока мгновенно:
Они черны, оно бело и пенно.
– И это все? – Что мне еще сказать?
– Погибнешь ты. – Уж так ли непременно?
– Тогда смолкаю я. – А мне плевать.

– Бедняга ты, признаюсь, не тая.
Жить этак может только дуралей,
И будь ты вправду глупая свинья,
Тебя я извинило бы скорей,
Но ты ж других, пожалуй, поумней,
А вот себя бесчестишь откровенно,
Глумясь над общим мненьем дерзновенно.
Ответь же! – Полно попусту болтать.
– Ну, если ты грубишь мне столь надменно,
Тогда смолкаю я. – А мне плевать.

– Кто сбил тебя с пути? – Нужда моя.
Влияние Сатурна с юных дней
Гнетет меня. – Что за галиматья!
Лишь человек кузнец судьбы своей,
И Соломон писал не зря, ей-ей:
«Мудрец влиять способен, несомненно,
На роль светил небесных в жизни бренной».
– Не ври. Никто другим не волен стать.
– Неужто? – Да, таков закон вселенной.
– Тогда смолкаю я. – А мне плевать.

Впредь жить ты хочешь лучше? – Неизменно.
Изволь же… – Что? – Покаяться смиренно,
Лишь чтение любить самозабвенно,
Людей дурных бежать. – И тосковать?
Опомнись, тело, иль пойдешь в геенну.
Не все ль равно, коль я с рожденья тленно?
– Тогда смолкаю я. – А мне плевать.

Примечания:

Влияние Сатурна... - представления о влиянии небесных тел на судьбу человека имели широчайшее хождение в средние века. Как, впрочем, и сейчас.
И Соломон писал... - слова, несомненно навеянные Библией (Прем., 7, 77): "Сам Он даровал мне неложное познание существующего, чтобы познать устройство мира и действие стихий".



Феликс Мендельсон

Спор сердца и тела Вийона

– Кто там стучится? – Я. – Кто это «я»?
– Я, Сердце скорбное Вийона-бедняка,
Что еле жив без пищи, без питья,
Как старый пес, скулит из уголка.
– Гляжу – такая горечь и тоска!..
– Но отчего? – В страстях не знал предела!
А ты при чем? – Я о тебе скорбело
Всю жизнь. – Отстань! Дай мне поразмышлять…
– И долго? – Жди, чтоб юность пролетела!
– Тогда молчу. – А мне… мне наплевать.

– Чего ты хочешь? – Сытого житья.
– Тебе за тридцать! – Не старик пока…
– И не дитя! Но до сих пор друзья
Тебя влекут к соблазнам кабака.
Что знаешь ты? – Что? Мух от молока
Я отличаю: черное на белом…
– И это все? – А ты чего хотело?
Коль непонятно, повторю опять.
– Погибло ты! – Держусь пока что смело.
– Тогда молчу. – А мне… мне наплевать.

– Мне горько, а тебя болезнь твоя
Измучила. Иного дурака
Безмозглого еще простило б я,
Но не пустая ж у тебя башка!
Иль жизнь тебе такая не тяжка?
Иль мало ты позора претерпело?
Что ж, отвечай! – Тебе-то что за дело?
Все кончится, как буду подыхать.
– Утешило, сколь мудро, сколь умело!
Тогда молчу. – А мне… мне наплевать.

– Мне больно… – Эта боль – судьба моя:
Гнетет Сатурна тяжкая рука
Меня всю жизнь! – Сужденье дурачья!
Всяк сам себе хозяин, жив пока,
И… вспомни Соломона-старика:
Он говорил, что мудрецу всецело
Послушен рок и что не в звездах дело…
– Вранье! Ведь не могу иным я стать,
Как никогда не станет уголь мелом!
– Тогда молчу. – А мне… мне наплевать.

Ведь жить ты хочешь? – Мне не надоело.
И ты раскаешься? – Нет, время не приспело.
Людей шальных оставь! – Во как запело!
Людей оставь… – А с кем тогда гулять?
Опомнись! Ты себя загубишь, Тело!
Но ведь иного нет для нас удела…
– Тогда молчу. – А мне… мне наплевать.



Илья Эренбург

Спор между Вийоном и его душою

– Кто это? – Я. – Не понимаю, кто ты?
– Твоя душа. Я не могла стерпеть.
Подумай над собою. – Неохота.
– Взгляни, подобно псу, – где хлеб, где плеть,
Не можешь ты ни жить, ни умереть.
– А отчего? – Тебя безумье охватило.
– Что хочешь ты? – Найди былые силы.
Опомнись, изменись. – Я изменюсь.
– Когда? – Когда-нибудь. – Коль так, мой милый,
Я промолчу. – А я, я обойдусь.

– Тебе уж тридцать лет. – Мне не до счета.
– А что ты сделал? Будь умнее впредь.
Познай! – Познал я все, и оттого-то
Я ничего не знаю. Ты заметь,
Что нелегко отпетому запеть.
– Душа твоя тебя предупредила.
Но кто тебя спасет? Ответь. – Могила.
Когда умру, пожалуй, примирюсь.
– Поторопись. – Ты зря ко мне спешила.
– Я промолчу. – А я, я обойдусь.

– Мне страшно за тебя. – Оставь свои заботы.
– Ты – господин себе. – Куда себя мне деть?
– Вся жизнь – твоя. – Ни четверти, ни сотой.
– Ты в силах изменить. – Есть воск и медь.
– Взлететь ты можешь. – Нет, могу истлеть.
– Ты лучше, чем ты есть. – Оставь кадило.
– Взгляни на небеса? – Зачем? Я отвернусь.
– Ученье есть. – Но ты не научила.
– Я промолчу. – А я, я обойдусь.

Ты хочешь жить? – Не знаю. Это было.
– Опомнись! – Я не жду, не помню, не боюсь.
– Ты можешь все. – Мне все давно постыло.
– Я промолчу. – А я, я обойдусь.

Примечания:

Акростих не сохранен.



Юлия Зайцева

Спор сердца и тела

- Здесь кто-то есть? – Да, я... – Я – это кто?
- Я – твоё Сердце, что едва стучит,
Я сломано – живое решето.
Тебе по нраву по-собачьи выть,
Ты одинок, бездомен и разбит.
- Но почему? – Ты глуп и своеволен!
- И что тебе до этого? – Мне больно,
Твоё безумство мне претит давно.
- Оставь меня, подумать дай спокойно!
- Раз так, молчу... – Молчи, мне всё равно..

- Что хочешь ты? – Кутить ещё лет сто!
- Тебе за тридцать! – Только начал жить.
- Ребячество. – Нет. – Или хвастовство.
Что тебя тянет, как иголка – нить,
На худший путь? – Тебе не уяснить.
Я знаю всё! – О девичьем подоле?
- О мухе в молоке, о перце в соли:
Я знаю, что бело, и что – черно.
- И это всё? – А разве не довольно?
- Раз так, молчу… - Молчи, мне всё равно..

- Я так страдаю, Господи, за что?
Как мне Вийона-дурака простить?
Умён, великодушен, но притом
Его упрямство не искоренить.
Он без ножа кромсает на ремни,
Жжёт без огня, без шила меня колет!
Ответь мне, Тело, ты оглохло, чтоли?
- Всё обойдёт когда-то стороной…
- Красноречиво, аж язык в мозолях.
Раз так, молчу... - Молчи, мне всё равно.

- Мне тяжело.. – Сатурн тому итог,
Он наставляет грабить и грешить.
- Белиберда! Послушай же Восток:
Ты можешь сам реальность изменить,
Влияние планет легко смутить.
Мудры слова провидца Соломона:
«Пока разумен человек – не сломлен»
- Не верю в это. Всё предрешено.
И я такой, каким меня смололи.
- Раз так, молчу… - Молчи, мне всё равно...

-Ты хочешь жить? – Да, сколько поп отмолит.
- Ты мёртв уже. – Куда ты, Сердце, клонишь?
- Читай труды Сократа и Платона,
Оставь глупцов, в твоей душе темно.
- Отличный шанс облечь себя в неволю.
- Да я смотрю, ты безнадёжно болен.
Раз так, молчу... – Молчи, мне всё равно.

Примечания:

Акростих не сохранён.