Баллада Судьбы

Problème ou Ballade de la Fortune

Авторы переводов:
Текст оригинала

Fortune fus par clercs jadis nommée,
Que toi, François, crie et nomme murtrière,
Qui n'es homme d'aucune renommée.
Meilleur que toi fais user en plâtrière,
Par pauvreté, et fouir en carrière;
S'à honte vis, te dois-tu doncques plaindre?
Tu n'es pas seul ; si ne te dois complaindre.
Regarde et vois de mes faits de jadis,
Maints vaillants homs par moi morts et roidis;
Et n'es, ce sais, envers eux un souillon.
Apaise-toi, et mets fin en tes dits.
Par mon conseil prends tout en gré, Villon!

Contre grands rois me suis bien animée,
Le temps qui est passé ça en arrière:
Priam occis et toute son armée,
Ne lui valut tour, donjon ne barrière;
Et Hannibal demoura-il derrière?
En Carthage par Mort le fis atteindre;
Et Scipion l'Afriquan fis éteindre;
Jules César au Sénat je vendis;
En Egypte Pompée je perdis;
En mer noyai Jason en un bouillon;
Et une fois Rome et Romains ardis.
Par mon conseil prends tout en gré, Villon!

Alixandre, qui tant fit de hemée,
Qui voulut voir l'étoile poussinière,
Sa personne par moi fut envlimée;
Alphasar roi, en champ, sur sa bannière
Rué jus mort. Cela est ma manière,
Ainsi l'a fait, ainsi le maintiendrai :
Autre cause ne raison n'en rendrai.
Holofernes l'idolâtre maudis,
Qu'occit Judith (et dormoit entandis!)
De son poignard, dedans son pavillon;
Absalon, quoi ? en fuyant le pendis.
Par mon conseil prends tout en gré, Villon!

Pour ce, François, écoute que te dis:
Se rien pusse sans Dieu de Paradis,
A toi n'autre ne demourroit haillon,
Car, pour un mal, lors j'en feroie dix.
Par mon conseil prends tout en gré Villon!

Примечание: Баллада, видимо, была написана в ноябре 1462 года после освобождения из тюрьмы Шатле. Название ей дал Пьер Жане в издании 1867 года.

Переводы

Юрий Корнеев

Баллада судьбы

Склоняется все в мире пред Судьбою,
Ты ж, Франсуа, клянешь меня открыто,
Хоть не таким, как ты, бывали мною
За спесь хребты и выи перебиты.
Меня в своих невзгодах не вини ты –
Я все равно тебя не пожалею:
Другим куда как горше и больнее,
А лучше вспомни, сколько смельчаков
Сгубили бедность или тайный ков,
Когда был гнев мой ими навлечен.
Так не произноси поносных слов,
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

Из-за меня повержены герои,
Что мною ж были лаврами увиты:
Сражен Приам, властитель крепкой Трои;
Равно сошли в могилу и забыты
И Ганнибал, воитель знаменитый,
Отринутый отчизною своею,
И Сципион, расправившийся с нею;
В сенате Цезарь встретил сталь клинков,
Помпеи в Египте пал от рук врагов;
В пучине сгинул мореход Язон;
Сам вечный Рим погиб в конце концов.
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

Мнил Александр, счастливою звездою
Ведомый к славе, что достиг зенита,
Но сокрушила ядом и его я;
Царь Альфазар и трон, и жизнь, и свиту –
Все потерял, лишась моей защиты;
Уж я-то ставить на своем умею.
Подвесила за кудри на суке я
Авессалома меж густых дубов,
Дабы настиг его слуга отцов;
Был Олоферн Юдифью умерщвлен,
Чуть я над ним простерла сна покров.
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

Знай, Франсуа, за каждый из грехов
Ты был бы мной разъят на сто кусков,
Когда б не Тот, Кем род ваш искуплен.
Я злом за зло плачу – мой нрав таков.
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

Примечания:

Приам - последний царь Трои. В ночь взятия родного города пытался вооружиться и выйти в бой, но жена, Гекуба, уговорила его искать спасения у домашнего очага Зевса, где он был настигнут и безжалостно убит Навуходоносором.
Сципион - имеется в виду не победитель Ганнибала Сципион Аафриканский Старший, а Публий Корнелий Сципион Африканский Младший (185 = 129 до н. э.), стерший Карфаген с лица земли.
Альфазар - библейский (Иудифь, 1, 13-15) Арфаксад, царь мидян, противник Навуходоносора.



Юрий Кожевников

Баллада от имени Фортуны

Ученый муж нарек меня Судьбой,
Ты ж, Франсуа, кричишь: смертоубийца,
Не зная сам себя, кто ты такой;
Как ты, такого же полета птице
В каменоломне только б и трудиться,
А ты все молишь, напрягая силы,
О снисхожденье, чтоб я жизнь продлила.
Ты дел моих былых не забывай,
Взгляни вокруг, ведь ты же не слюнтяй:
Из жизни скольких выдворила вон!
Так покорись, пустого не болтай
И слушайся во всем меня, Вийон!

С царями славными поры былой
Мне тоже доводилось повозиться:
Погиб Приам с дружиной боевой,
Не помогли ни башни, ни бойницы.
В какой гробнице Ганнибал ютится?
Весь Карфаген ему теперь могила.
И Сципиона я же умертвила,
Убит в сенате Цезарь невзначай,
Помпеи в Египте прошептал: «Прощай!»,
В морской пучине утонул Язон,
Сожгла я Рим и римлян, весь их край, –
Так слушайся во всем меня, Вийон!

Вот александр – хотел взойти звездой
На небеса, великий кровопийца,
Но яд ему дала своей рукой;
Средь боя Альфасар на колеснице
Был мной сражен. Манеры обходиться
Переменять я не хочу нимало:
Причин на то пока что не встречала.
И Олоферн, божественный бугай,
В шатре уснувший спьяну (ай-яй-яй!),
Был хрупкою Юдифью порешен.
Авессалом? висит – не убегай!
Так слушайся во всем меня, Вийон!

Что ж, Франсуа, словам моим внимай:
Пускать без божьего согласья в рай,
Где всякий даже рубища лишен, –
Не зло творить, а десять, почитай.
Так слушайся во всем меня, Вийон!



Феликс Мендельсон

Баллада Судьбы

Эй, Франсуа, ты что там поднял крик?
Да если б я, Фортуна, пожелала,
Ты живо прикусил бы свой язык!
И не таких, как ты, я укрощала,
На свалке их валяется немало,
Сгубил их меч, измена, нищета.
А что за люди! Не тебе чета!
Ты вспомни-ка, мой друг, о том, что было,
Каких мужей сводила я в могилу,
Каких царей лишила я корон,
И замолчи, пока я не вспылила!
Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон?

Бывало, гневно отвращала лик
Я от царей, которых возвышала:
Так был оставлен мной Приам-старик,
И Троя грозная бесславно пала;
Так отвернулась я от Ганнибала,
И Карфагена рухнули врата,
Где город был – там смерть и пустота;
И Сципиона я не пощадила,
И Цезаря в сенате поразила,
Помпеи в Египте мною умерщвлен,
Язона я в пучине утопила, –
Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон!

Вот Александр, на что уж был велик,
Звезда ему высокая сияла,
Но принял яд и умер в тот же миг;
Царь Альфазар был свергнут с пьедестала,
С вершины славы, – Так я поступала!
Авессалом надеялся спроста,
Что убежит, – да только прыть не та! –
Я беглеца за волосы схватила;
И Олоферна я же усыпила,
И был Юдифью обезглавлен он…
Так что же ты клянешь меня, мой милый?
Тебе ли на Судьбу роптать, Вийон!

Знай, Франсуа, когда б имела силу,
Я б и тебя на части искрошила.
Когда б не Бог и не Его закон,
Я б в этом мире только зло творила!
Так не ропщи же на Судьбу, Вийон.



Аркадий Застырец

Баллада от имени Фортуны

Нарек меня Фортуной люд ученый.
Ты ж, Франсуа, убийцею зовешь.
Оно понятно, парень ты прожженный —
И не таких не ставила я в грош:
В каменоломнях встретишь и вельмож.
Тебе ли ныть, чуток хлебнув позора?
Один такой ты, что ли? И коль скоро
Об этом речь, мужей великих многих
Легло как грязи на моей дороге.
Ты рядом с ними попросту смешон.
Так лучше уж помалкивай, убогий.
Послушайся меня, смирись, Вийон!

Я испокон веков крушила троны.
Приам, к примеру, всем-то был хорош -
А не спасли ни стены, ни донжоны,
Ни армия, одни герои сплошь.
И с Ганнибалом — вынь мне да положь -
Свела я в Карфагене счеты споро,
И Сципиона — в прах без разговора,
И Цезаря в крови — сенату в ноги;
Помпею — смерть в Египте без подмоги,
Ясону — шторм: ко дну пошел Ясон.
Весь Рим сожгла — огнем горели тоги.
Послушайся меня, смирись, Вийон!

И Александр, отвагой упоенный,
Что к звездам рвался так, что не уймешь,
Отравлен враз Фортуной непреклонной.
Царь Альфазар был на него похож —
Его в бою в погибельную дрожь
Я ввергла. Я не ведаю разбора,
Мне дела нет до вашего укора.
Юдифь вошла — не вызвала тревоги -
И Олоферн убит как скот безрогий.
Авессалом бежал. И что же? Он
Застрял в ветвях едва ль не на пороге.
Послушайся меня, смирись, Вийон!

Так внемли, Франсуа, урокам строгим:
В моих делах нужды мне нет и в Боге,
А значит, всяк бессудно обречен —
И ты, и остальные недотроги.
Послушайся меня, смирись, Вийон!