Баллада повешенных (Эпитафия Вийона)

Ballade des pendus (L'Epitaphe Villon)

Авторы переводов:
Текст оригинала

Frères humains, qui après nous vivez,
N'ayez les coeurs contre nous endurcis,
Car, si pitié de nous pauvres avez,
Dieu en aura plus tôt de vous mercis.
Vous nous voyez ci attachés, cinq, six:
Quant à la chair, que trop avons nourrie,
Elle est piéça dévorée et pourrie,
Et nous, les os, devenons cendre et poudre.
De notre mal personne ne s'en rie;
Mais priez Dieu que tous nous veuille absoudre!

Se frères vous clamons, pas n'en devez
Avoir dédain, quoique fûmes occis
Par justice. Toutefois, vous savez
Que tous hommes n'ont pas bon sens rassis.
Excusez-nous, puisque sommes transis,
Envers le fils de la Vierge Marie,
Que sa grâce ne soit pour nous tarie,
Nous préservant de l'infernale foudre.
Nous sommes morts, âme ne nous harie,
Mais priez Dieu que tous nous veuille absoudre!

La pluie nous a débués et lavés,
Et le soleil desséchés et noircis.
Pies, corbeaux nous ont les yeux cavés,
Et arraché la barbe et les sourcils.
Jamais nul temps nous ne sommes assis
Puis çà, puis là, comme le vent varie,
A son plaisir sans cesser nous charrie,
Plus becquetés d'oiseaux que dés à coudre.
Ne soyez donc de notre confrérie;
Mais priez Dieu que tous nous veuille absoudre!

Prince Jésus, qui sur tous a maistrie,
Garde qu'Enfer n'ait de nous seigneurie:
A lui n'ayons que faire ne que soudre.
Hommes, ici n'a point de moquerie;
Mais priez Dieu que tous nous veuille absoudre!

Примечание: Самое прославленное произведение Вийона, без которого не обходится практически ни одна антология французской поэзии.

Переводы

Юрий Кожевников

Эпитафия Вийона

(Баллада повешенных)

Коль после нас еще вам, братья, жить,
Не следует сердца ожесточать:
К тому, кто может жалость проявить,
Верней снисходит Божья благодать.
Нас вздернули, висим мы – шесть иль пять.
Плоть, о которой мы пеклись годами,
Гниет, и скоро станем мы костями,
Что в прах рассыплются у ваших ног.
Чужой беды не развести руками,
Молитесь, чтоб грехи простил нам Бог.

Взываем к вам: не надо нас корить,
Хотя по праву суд решил карать.
Не всем дано благоразумно жить –
Вы лучше всех нас можете понять.
Простите нас, ведь мы должны предстать
Пред сыном Пресвятой Марии. С нами
Будь милосерден, Господи, и в пламя
Не ввергни нас на бесконечный срок.
К чему умерших провожать хулами,
Молитесь, чтоб грехи простил нам Бог.

Палить нас будет солнце и чернить,
Дожди нас будут сечь и отмывать,
Из глаз вороны сукровицу пить,
И бороды, и брови нам щипать.
Теперь нам ни присесть и ни привстать –
Мы до земли не достаем ногами,
Вперед-назад мотает нас ветрами,
Мы умерли, наш срок земной истек.
Ходить не надо нашими путями,
Молитесь, чтоб грехи простил нам Бог.

Христос, Господь всего под небесами,
Не дай в удел нам вечный ад с чертями.
Чтоб каждый искупить грехи там мог.
Не смейтесь, смертные, над мертвецами,
Молитесь, чтоб грехи простил нам Бог.



Алексей Парин

Баллада повешенных

Потомки наши, братия людская,
Не дай вам Бог нас чужаками счесть:
Господь скорее впустит в кущи рая
Того, в ком жалость к нам, беднягам, есть.
Нас пять повешенных, а может, шесть.
А плоть, немало знавшая услад,
Давно обожрана и стала смрад.
Костями стали – станем прах и гнилость.
Кто усмехнется, будет сам не рад.
Молите Бога, чтоб нам все простилось.

Вас просят братья – жалоба простая
Пусть вас проймет, хоть судьи нашу честь
У нас украли. Мы взываем, зная:
Людей с холодной кровью в свете несть.
Простите нас, нам жизни не обресть.
Того, кто был Мариею зачат,
Молите, чтобы горемычных чад
От ада упасла Его всемилость.
Мы мертвые, и души в нас молчат.
Молите Бога, чтоб нам все простилось.

Нас раздувала влага дождевая,
Мы ржавели под солнцем, словно жесть,
Нам бороды рвала воронья стая
И силилась глазницы нам проесть.
Нельзя вовеки нам ни встать, ни сесть –
Качаемся круженью ветра в лад.
Точь-в-точь наперсток, остов наш щербат
Сорочье племя всласть повеселилось.
Не будьте глухи, брата молит брат.
Молите Бога, чтоб нам все простилось.

Исус, водитель человечьих стад,
Ты нас храни, чтоб не попали в ад –
Нам дела с ним иметь не приходилось.
О люди, сбросьте суеты наряд,
Молите Бога, чтоб нам все простилось!



Юрий Корнеев

Эпитафия Вийона

(Баллада повешенных)

Терпимей будьте, братья-люди, к нам,
Что раньше вас прошли земным путем.
Коль явите вы жалость к мертвецам,
В свой срок и вам Господь воздаст добром.
Вот мы висим на рели вшестером.
Плоть отпадает от костей кусками,
Кружится воронье над головами,
И нас по праву судите вы строго,
Но, не смущаясь нашими делами,
О милосердье к нам молите Бога.

Нас не корите тем, что палачам
Мы в руки были отданы судом:
Ведь слишком часто, как известно вам,

Где зло, где благо, мы не сознаем.
Предстали наконец мы пред Творцом,
Чтоб Он своими возвестил устами
Тем, кто Его закон не чтил годами,
В рай или же в геенну им дорога,
А вы, коль скоро мы в расчете с вами,
О милосердье к нам молите Бога.

Сечет нас ночью дождь по черепам,
И солнце зноем обжигает днем,
Сороки очи выклевали нам,
Но мы уснуть не можем вечным сном,
Покудова покой не обретем,
А нас качает взад-вперед ветрами.
Не заноситесь, люди, перед нами,
А за себя восчувствуйте тревогу
И, шествуя не нашими стезями,
О милосердье к нам молите Бога.

Христе, Владыка, правящий мирами,
Не дай, чтоб нас в аду терзало пламя
За то, что в жизни мы грешили много,
А вы, о люди, исходя слезами,
О милосердье к нам молите Бога.

Примечания:

Версия о том, что эта баллада связана с катреном, написанным после приговора, и написана непосредственно в канун 1463 года, принадлежит в основном Клеману Маро; однако во все прошедшие века это стихотворение было едва ли не самым знаменитым произведением Вийона.



Феликс Мендельсон

Баллада повешенных

О люди-братья, мы взываем к вам:
Простите нас и дайте нам покой!
За доброту, за жалость к мертвецам
Господь воздаст вам щедрою рукой.
Вот мы висим печальной чередой,
Над нами воронья глумится стая,
Плоть мертвую на части раздирая,
Рвут бороды, пьют гной из наших глаз…
Не смейтесь, на повешенных взирая,
А помолитесь Господу за нас!

Мы – братья ваши, хоть и палачам
Достались мы, обмануты судьбой.
Но ведь никто, – известно это вам? –
Никто из нас не властен над собой!
Мы скоро станем прахом и золой,
Окончена для нас стезя земная,
Нам Бог судья! И к вам, живым, взывая,
Лишь об одном мы просим в этот час:
Не будьте строги, мертвых осуждая,
И помолитесь Господу за нас!

Здесь никогда покоя нет костям:
То хлещет дождь, то сушит солнца зной,
То град сечет, то ветер по ночам
И летом, и зимою, и весной
Качает нас по прихоти шальной
Туда, сюда и стонет, завывая,
Последние клочки одежд срывая,
Скелеты выставляет напоказ…
Страшитесь, люди, это смерть худая!
И помолитесь Господу за нас.

О Господи, открой нам двери рая!
Мы жили на земле, в аду сгорая.
О люди, не до шуток нам сейчас,
Насмешкой мертвецов не оскорбляя,
Молитесь, братья, Господу за нас!



Илья Эренбург

Эпитафия, написанная Вийоном для него и его товарищей в ожидании виселицы

Ты жив, прохожий. Погляди на нас.
Тебя мы ждем не первую неделю.
Гляди - мы выставлены напоказ.
Нас было пятеро. Мы жить хотели.
И нас повесили. Мы почернели.
Мы жили, как и ты. Нас больше нет.
Не вздумай осуждать - безумны люди.
Мы ничего не возразим в ответ.
Взглянул и помолись, а Бог рассудит.

Дожди нас били, ветер тряс и тряс,
Нас солнце жгло, белили нас метели.
Летали вороны - у нас нет глаз.
Мы не посмотрим. Мы бы посмотрели.
Ты посмотри - от глаз остались щели.
Развеет ветер нас. Исчезнет след.
Ты осторожней нас живи. Пусть будет
Твой путь другим. Но помни наш совет:
Взглянул и помолись, а Бог рассудит.

Господь простит - мы знали много бед.
А ты запомни - слишком много судей.
Ты можешь жить - перед тобою свет,
Взглянул и помолись, а Бог рассудит.



Сергей Пинус

Эпитафия в форме баллады, составленная Вийоном на себя и на своих товарищей в ожидании смертной казни через повешение

Вы, после нас живущие, о вы,
Чьи нам сердца чужды и далеки,
Имейте состраданье: мы мертвы.
Друзья при жизни, мы висим, близки
Друг другу и теперь. Одежд куски
В прах обратились. Хрипло умирая,
Молили мы открыть нам двери рая.
Плоть перешла уж в пыль дорожных пудр…
За нас молитесь, руки воздевая,
Молитесь Господу, который благ и мудр.

Лишь ворона здесь крики да совы.
Качаемся по ветру, костяки.
За городом, где вкруг зловещи рвы,
Мы высохли, струимся мы в пески,
Но кой на ком смердят еще клочки.
Простите нас! Пусть Дева Пресвятая
Нас защитит! Летает птичья стая
Вокруг в часы и вечеров и утр.
За нас, на небо сердцем воздетая,
Молитесь Господу, который благ и мудр.

Закон не минул нашей головы;
Погибли мы, преступники, дерзки.
Нас сушит солнце с вечной синевы,
Дожди нас моют с песнею тоски;
И выклеваны очи, и виски
Пробиты клювом, мозг свой источая.
И ветер нас баюкает, качая,
И черепа блестят, как перламутр.
За нас – мы уповали, смерть встречая, –
Молитесь Господу, который благ и мудр.

Спасителя смиренно умоляя
И дьявола молитвой удаляя,
Старик седой иль юный, златокудр,
За нас – насмешкой нас не оскорбляя, –
Молитесь Господу, кой благ и мудр.



Павел Лыжин

Баллада о повешенных

О братья смертные, грядущие за нами.
Смягчитесь духом вы и твердыми сердцами
Пред виселицей здесь: был страшен наш конец!
И вам за то воздаст сторицею Творец.
Пять-шесть нас тут висит. И мы питали тело
Когда-то на земле, но вот оно истлело,
Разорвано в клочки живущему на страх.
Уж наша кость гниет и распадется в прах.
Не оскорбляйте же нас шуткой неуместной;
Молитесь, чтоб простил нас грешных Царь Небесный.

Закон нас покарал за наши преступленья,
Но каждому греху есть милость и прощенье.
Взывайте ж к Сыну вы Марии Пресвятой,
Чтоб, кончив жизни путь, мы обрели покой,
Чтоб избежали мы по Милости Господней
И серы, и огня кромешной Преисподней!
Творили на земле мы много темных дел,
Зато жестоким был конечный наш удел
И смерть мучительной, позорной и бесчестной!
Молитесь, чтоб простил нас грешных Царь Небесный.

Мы мокли под дождем, от стужи леденели,
Под солнцем жарились и сохли и чернели,
И стаи воронов, и галок, и ворон
Слетались, каркая, со всех земных сторон.
Клевали нам глаза прожорливые птицы
И рвали бороды и брови и ресницы…
И ветер нас качал: туда, сюда, туда…
Хоть мы и отреклись от честного труда,
Став грозной шайкою, когда-то всем известной,
Молитесь, чтоб простил нас грешных Царь Небесный.

Послание

Царящий в небесах, на море и на суше,
О Господи Христе, помилуй наши души!
А вы, живущие, сплетясь толпою тесной,
Молитесь, чтоб простил нас грешных Царь Небесный.

Примечания:

Перевод выполнен в Праге во второй половине сороковых годов.



Пр. Б.

Баллада о повешенных

Прохожий, здесь присевший отдохнуть,
не вздумай нас насмешками колоть.
К нам, бедным, сострадателен ты будь,
чтобы и к тебе был милостив Господь!
Всех восемь нас висит тут; наша плоть,
которой в мире были мы рабами,
висит насквозь прогнившими клоками,
и наши кости тлеют понемногу;
но вместо издевательств злых над нами,
за нас вы помолитесь, братья, Богу!

О брат мой, не отринь моей мольбы!
Пусть осудил закон нас – все равно!
Ты сам ведь знаешь: прихотью судьбы
не всем благоразумие дано.
И так как мы уж умерли давно,
то нам теперь одни молитвы наши
могли б помочь избегнуть горькой чаши
и отыскать к Спасителю дорогу.
Мы умерли, но живы души наши:
за них вы помолитесь, братья, Богу!

То мокли мы от мартовских дождей,
теперь от солнца сухи и черны;
нас птицы проклевали до костей,
и мы навек покоя лишены:
от ветра мы, как старые штаны,
без отдыха весь день должны болтаться!
Нам с виселицы нашей не сорваться,
не подойти нам к вашему порогу,
вы можете нас больше не бояться…
Молитесь же за братьев ваших Богу!

Примечания:

Псевдоним автора не расшифрован. Самый первый перевод Франсуа Вийона на русский язык, опубликованный в 1900 году.