Баллада о прощении

Ballade de merci

Авторы переводов:
Текст оригинала

A Chartreux et à Célestins,
A Mendiants et à Dévotes,
A musards et claquepatins,
A servants et filles mignottes
Portants surcots et justes cottes,
A cuidereaux d'amour transis,
Chaussant sans méhaing fauves bottes,
Je crie à toutes gens mercis.

A fillettes montrant tétins,
Pour avoir plus largement hôtes,
A ribleurs, mouveurs de hutins
A bateleurs trayant marmottes,
A fous, folles, à sots, à sottes,
Qui s'en vont sifflant six à six
A vessies et mariottes,
Je crie à toutes gens mercis,

Sinon aux traîtres chiens mâtins
Qui m'ont fait ronger dures crôtes,
Mâcher maints soirs et maints matins,
Qu'ores je ne crains trois crottes.
Je fisse pour eux pets et rottes ;
Je ne puis, car je suis assis.
Au fort, pour éviter riottes,
Je crie à toutes gens mercis.

Qu'on leur froisse les quinze côtes
De gros maillets forts et massis,
De plombées et tels pelotes.
Je crie à toutes gens mercis.


Переводы

Неизвестный переводчик

Баллада последнего прости

Монахам и озорникам,
Менялам, нищим и аббатам,
Гулякам, шлюхам, дуракам,
Девчонкам юным, старым фатам,
Красавицам щеголеватым,
Умеющим себя блюсти,
И сутенерам вороватым
Кричу последнее прости.

Девицам, заголившим срам,
И их случайным провожатым,
Буянам, пьяницам, ворам,
Разносчикам молодцеватым,
Шутам, веселым акробатам,
Которых трудно превзойти
В прыжках, в хожденье по канатам,
Кричу последнее прости.

Ищейкам, этим гнусным псам,
Зубатым, сытым и мордатым,
Я тоже должное воздам
И прямо в морду этим катам
Таким рыгну я ароматом,
Какого не перенести.
Всем прочим, бедным и богатым,
Кричу последнее прости.

Тем соглядатаям мордатым
Ног далеко не унести.
Короче, всем невиноватым
Кричу последнее прости.



Феликс Мендельсон

Баллада, в которой Вийон у всех просит прощения

Прошу монахов и бродяг,
Бездомных нищих и попов,
И ротозеев, и гуляк,
Служанок, слуг из кабаков,
Разряженных девиц и вдов,
Хлыщей, готовых голосить
От слишком узких башмаков, –
Я всех прошу меня простить.

Шлюх для прельщения зевак,
Открывших груди до сосков,
Воров, героев ссор и драк,
Фигляров, пьяных простаков,
Шутейных дур и дураков, –
Чтоб никого не позабыть! –
И молодых, и стариков, –
Я всех прошу меня простить.

А вас, предателей, собак,
За холод стен и груз оков,
За хлеб с водой и вечный мрак,
За ночи горькие без снов
Дерьмом попотчевать готов,
Да не могу штаны спустить!
А потому, не тратя слов,
Я всех прошу меня простить.

Но, чтоб отделать этих псов,
Я умоляю не щадить
Ни кулаков, ни каблуков!
И всех прошу меня простить.



Юрий Корнеев

Баллада-просьба о прощении

Монахов, клириков, ханжей,
Чьи души верой не согреты,
Лентяев, модников-хлыщей,
На коих башмаки надеты
Такие тесные, что света
Невзвидишь в них, с тоски стеня,
А также прочий люд отпетый --
Прошу я всех простить меня.

Распутников любых мастей,
Девиц, чья первая примета --
Уменье не скрывать грудей
От глаз возможного предмета,
И дурней, для которых нету
Важнее дел, чем суетня,
И дур, что только входят в лета, --
Прошу я всех простить меня.

За то же, что на слуг властей,
На псов, несущих в суд изветы,
Дерьмом я ставил бы, ей-ей,
Клеймо коричневого цвета,
Да редко (в этом нет секрета)
Случается со мной дристня --
Уж такова моя планета, --
Прошу я всех простить меня.

И коль свинчатки и кастеты
Пойдут крушить средь бела дня
Бессовестную сволочь эту,
Прошу я всех простить меня.



Илья Эренбург

Баллада, в которой Вийон просит у всех пощады

У солдата в медной каске,
У монаха и у вора,
У бродячего танцора,
Что от троицы до пасхи
Всем показывает пляски,
У лихого горлодера,
Что рассказывает сказки,
У любой бесстыжей маски
Шутовского маскарада -
Я у всех прошу пощады.

У девиц, что без опаски,
Без оттяжки, без зазора
Под мостом иль у забора
Потупляют сразу глазки,
Раздают прохожим ласки,
У любого живодера,
Что свежует по указке,-
Я у всех прошу пощады.

Но доносчиков не надо,
Не у них прошу пощады.
Их проучат очень скоро -
Без другого разговора
Для показки, для острастки,
Топором, чтоб знали, гады,
Чтобы люди были рады,
Топором и без огласки.
Я у всех прошу пощады.



Юрий Кожевников

Баллада прощения

Я у монахов-нищебродов
Всех достославных орденов,
У ротозеев и юродов,
У шлюх, владелиц бардаков,
У щеголей и вахлаков,
У знающих, что за терпенье
Для узких нужно башмаков, –
У всех людей прошу прощенья.

У девок, что гостям в угоду
Грудь оголяют до сосков,
У скоморошьего народа:
У лицедеев и шутов,
У приручателей сурков,
У всех, кто ладит представленья
Под звон гремушек, бубенцов, –
У всех людей прошу прощенья.

Но не у ссученной породы,
Из-за которой – будь здоров!–
Грыз сухари почти с полгода.
Я не боюсь дерьмовых псов,
Я сам на них насрать готов,
Да вот болтаюсь в заточенье.
Итак, на брань не тратя слов,
Я у людей прошу прощенья.

Пусть молотилами цепов,
Дубинками без сожаленья
Считают ребра подлецов. –
Я у людей прошу прощенья.

Примечания:

Узкие башмаки - кожаная обувь на деревянной подошве, городские щегольские сабо, называвшиеся... галошами.



Наталья Шаховская

Баллада благодарственная

Вам, братья-целестинцы, вам,
Картезианцы, а равно и
Зевакам, уличным красам
В их платьях узкого покроя,
Страдальцам страсти, носят кои
Ботинки желтые затем,
Чтобы себя измучить вдвое, –
Спасибо всем, спасибо всем.

Красавицам, что кажут нам
Нагие груди, глазки строя.
Поводырям сурков, ворам,
Ночных проказ и драк героям,
Глупецкой братии, что строем,
Свища, с трещотками, кто с чем
Валит на действо шутовское –
Спасибо всем, спасибо всем.

Но не легавым подлым псам,
Что не давали мне покоя
И день и ночь, и тут и там:
Конец их власти надо мною.
Рыгнул бы, пернул им в лицо я,
Да вот лежу, ослаб совсем
И говорю, смирясь с судьбою:
«Спасибо всем, спасибо всем».

Эх, вот бы плеткою, лозою,
Кнутом, дрекольем, чем-ничем
Им всыпать с присказкой такою:
«Спасибо всем, спасибо всем!»



Геннадий Зельдович

Баллада воззвание Вийона о пощаде

Взываю к ворам и к монахам,
И к мозгляку, и к битюгу;
Взываю к тем, кто пустит прахом
Свою и землю, и деньгу;
Кто девку тискает в стогу,
Кто ходит в вычурном наряде;
Взываю к другу и к врагу:
Взываю к людям о пощаде!

Взываю к девкам-замарахам,
Кто вечно мелет пустельгу
И платья срамотным распахом
Манит сеньора и слугу;
И к торгашу, кто на торгу
За кадь всучает четверть кади;
Ко всем, кто у меня в долгу, —
Взываю к людям о пощаде!

Изъятье — лишь палачьим ряхам:
От них на каждом на шагу
Я пукал задом, екал пахом,
Обомлевал до ни гу-гу,
Жевал солому и лузгу —
И вот, в страдальческом присяде,
Дабы закончить недолгу,
Взываю к людям о пощаде!

Пусть черти, взявши кочергу,
Вас лупят спереди и сзади —
А я, покудова могу,
Взываю к людям о пощаде!