Баллада на старофранцузском

Ballade en vieil langage françois

Авторы переводов:
Текст оригинала

Car, ou soit ly sains appostolles
D'aubes vestuz, d'amys coeffez,
Qui ne seint fors saintes estolles
Dont par le col prent ly mauffez
De mal talant tous eschauffez,
Aussi bien meurt que filz servans,
De ceste vie cy brassez:
Autant en emporte ly vens.

Voire, ou soit de Constantinobles
L'emperieres au poing dorez,
Ou de France le roy tres nobles,
Sur tous autres roys decorez,
Qui pour luy grant Dieux adorez
Batist esglises et couvens,
S'en son temps il fut honnorez,
Autant en emporte ly vens.

Ou soit de Vienne et Grenobles
Ly Dauphin, le preux, ly senez,
Ou de Digons, Salins et Dolles
Ly sires filz le plus esnez,
Ou autant de leurs gens prenez,
Heraux, trompectes, poursuivans,
Ont ilz bien boutez soubz le nez?
Autant en emporte ly vens.

Prince a mort sont tous destinez,
Et tous autres qui sont vivans:
S'ils en sont courciez n'atinez,
Autant en emporte ly vens.

Примечание: На самом деле Вийон старофранцузский не знал и, пытаясь стилизовать текст, допустил несколько ошибок.

Переводы

Неизвестный переводчик

Баллада, написанная старинным языком

Наместник Господа святой
В тиаре с золотой оправой
И в ризе, золотом шитой,
Грозит диаволу расправой.
Пускай злочествует лукавый –
Но и святой отец умрет,
Помрет, как пономарь мозглявый.
Задует ветер — все сметет.

Кулак вздымает золотой
Над византийскою державой
Ее владыка преблагой.
Король французов величавый
Собор возводит златоглавый,
Монахам золото дает,
И все — для вящей Божьей славы.
Задует ветер — все сметет.

Дофин Гренобля молодой,
Столь здравомыслящий и бравый,
Дижона властелин седой,
Его наследник моложавый,
А с ними — челядь всей оравой:
Пажи, герольды и народ
Под их вельможною управой...
Задует ветер — все сметет.

Все люди смертны — от костлявой
Никто из принцев не уйдет.
Умрет и правый и неправый.
Задует ветер — все сметет.



Юрий Корнеев

Баллада на старофранцузском

Где днесь апостолы святые,
Которых древле чтил народ
За сан и ризы золотые?
Когда им наступил черед,
За ворот сгреб их черт, и вот
Тиароносцев отвезли
Туда, где всех забвенье ждет:
Взметает ветер прах с земли.

Где властелины Византии?
Где королей французских род,
В сравненье с коими другие
Владетели корон - не в счет?
Все новые из года в год
Монастыри при них росли,
Но кто теперь их след найдет?
Взметает ветер прах с земли.

Взять хоть Дижон, хоть Доль - любые
Места, каких невпроворот, -
Везде синьоры спят былые,
Сошедшие под вечный свод.
Смельчак, мудрец, злодей, юрод -
В гроб все до одного легли.
Никто сверх срока не живет.
Взметает ветер прах с земли.

Принц, всяк червям на корм пойдет.
Как ни хитри и ни юли,
Ничто от смерти не спасет.
Взметает ветер прах с земли.

Примечания:

Тиара - трехъярусный головной убор римского папы
Взметает ветер прах с земли... - библейская цитата: "...прах, взметаемый ветром" (Пс. 1, 4)
Дижон - столица герцога Бургундского, Карла Смелого (1433–1477)



Юрий Кожевников

Баллада на старофранцузском языке

И все епископы святые,
Что под покровом стихарей
Епитрахилью взяв за выю,
Чтоб не обжечь руки своей,
Пытались беса гнать взашей,
Скончались, словно клир простой.
Повеял только суховей, –
Все ветер унесет с собой.

Будь император Византии
И золотой кулак имей,
Будь названным святым впервые
Из всех французских королей.
Строитель храмов и церквей
Во славу Троицы Святой, –
Ну что с того, что всех славней?
Все ветер унесет с собой.

Дофин Гренобля и иные
Достойнейшие из князей
Доле, Дижона, все прямые
Наследники больших семей;
Бери подряд любых людей,

Будь он герольд иль стремянной, –
Все тщетно, сколь ни ешь, ни пей,
Все ветер унесет с собой.

И принцы смертны в жизни сей,
Как всякий человек живой,
Как праведник и лиходей, –
Все ветер унесет с собой.

Примечания:

Император Византии - у Вийона "император Константинополя", упоминание актуального политического события: в 1453 году приказала долго жить Восточная Римская Империя.
"Будь названным связтым впервые..." - Людовик IX Святой (1215 - 1270).
Дофин Гребля - будущий король Франции Людовик XI
См. прим. к пер. Ю Корнеева



Феликс Мендельсон

Баллада на старофранцузском

А где апостолы святые
С распятьями из янтарей?
Тиары не спасли златые:
За ворот шитых стихарей

Унес их черт, как всех людей,
Как мытари, гниют в гробах,
По горло сыты жизнью сей, –
Развеют ветры смертный прах!

Где днесь величье Византии,
Где мантии ее царей?
Где все властители былые,
Строители монастырей,
Славнейшие из королей,
О ком поют во всех церквах?
Их нет, и не сыскать костей, –
Развеют ветры смертный прах!

Салэн, Дижон, Гренобль – немые
Стоят везде гроба князей,
А завтра скорбно склоним выи
Над трупами их сыновей.
Кто смерти избежал своей?
Тать? Праведник? Купец? Монах?
Никто! Сколь хочешь жри и пей, –
Развеют ветры смертный прах!

Принц, не уйти нам от червей,
Ни ярость не спасет, ни страх,
Ни хитрость: змия будь мудрей, –
Развеют ветры смертный прах.

Примечания:

См. прим. к пер. Ю. Кожевникова и Ю. Корнеева



Геннадий Зельдович

Баллада на старофранцузском

Апостолы, которых чин
Велел шагать в нехитрой столе:
Парча небес, зари рубин,
Без лишней роскоши и холи;
Кто им служил — служил по воле...
И все они — в чужих краях,
И все добыча той же доли,
Как ветром уносимый прах!

Сей император Константин,
Сии французы на престоле —
Где злато мантий и гардин?
Где злато на шитом камзоле?
Где око резавший дотоле
Орнамент на монастырях?
Все мимолетно в сей юдоли,
Как ветром уносимый прах!

И где гренобльский дофин?
Он доблестью гремел давно ли?
И где дижонский господин?
Где господин, что правил в Долле?
Они наелись горькой соли,
В своих унижены сердцах,
Мятутся от великой боли,
Как ветром уносимый прах!

Нам научиться надо в школе,
Что всех сметет едины взмах —
От принца до последней голи,
Как ветром уносимый прах!

Примечания:

См. прим. к пер. Ю. Кожевникова и Ю. Корнеева